Главная >> Наш район >> Две стороны в судьбе страны III
16 | 12 | 2018
Две стороны в судьбе страны III
Автор: Administrator   
04.12.2018 02:37

Семья репрессированных БаландиныхЛистая семейные альбомы, иногда обращаешь внимание на пожелтевшие снимки, испорченные явно не случайно. Иногда лица густо замазаны чернилами, иногда – просто вырезаны. Нет лица, нет человека. Сегодня в интернете гуляют мемы про такие снимки: «вот так удаляли из друзей». Кто-то улыбается, даже не понимая, как чудовищно страшны эти истории «удаления» человека из памяти близких. На фотографии, о которой сегодня хочется рассказать, нет удаленных персонажей. Их «удалили» из жизни раньше, чем был сделан снимок.

Иванова Матрена Николаевна (1873 г. р.) с дочерью Баландиной Марией Антоновной (1905 г. р.), с сыном, снохой и внуками.

Свекор Марии Антоновны - Баландин Дмитрий Филиппович (1872 г. р.), муж - Баландин Михаил Дмитриевич (1907 г. р.) и деверь - Баландин Павел Дмитриевич (1897 г. р.) были расстреляны по решению «тройки». Мария Антоновна (стоит в верхнем ряду) осталась вдовой в 21 год с двумя детьми на руках. В 1931 году она была раскулачена и выслана в Томскую область с детьми, матерью (Ивановой Матреной Николаевной), сестрой и братом. А память о тружениках Баландиных, которые жили на хуторе под Каяком, осталась в названии Баландина Грива.

В личном деле Марии Антоновны Баландиной, согласно архивной справке, содержится информация о лишении избирательных прав ее мужа за эксплуатацию наемной рабочей силы по ст. 69 п. «в» (выписка из протокола заседания Чулымской районной комиссии от 16 апреля 1930 года) и его аресте за принадлежность к контрреволюционной организации (постановление президиума районного исполнительного комитета от 26 апреля 1930 года). Ему был на тот момент 21 год, Марии – 20 лет. В хозяйстве Баландина числились дом, надворная постройка, пара лошадей, одна корова, телега на деревянном ходу, веялка. В семье на тот момент было двое маленьких детей.

По запросу дочери Михаила и Марии – Татьяны Михайловны - в 1995 году из управления ФСБ по Новосибирской области получена информация о том, что братья Баландины, Михаил и Павел, арестованы 9 февраля 1930 года, а их отец Дмитрий Филиппович – 2 марта 1930 года по необоснованному обвинению и постановлением Особой тройки при ПП ОГПУ по Сибкраю от 13 марта 1930 года осуждены по ст. 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания – расстрелу. Братьев расстреляли 17 марта в Новосибирске, а в отношении их отца приговор приведен в исполнение 18 марта. Позже они были реабилитированы за недоказанностью предъявленного обвинения. Реабилитировали память, но не людей, павших жертвой навета. Самой Татьяне Михайловне на момент ареста отца было всего три года,

По словам родственников, Мария Антоновна так и не узнала, что случилось с мужем и остальными мужчинами семьи, и где они. Об их репрессии узнали в 90-х годах из районной газеты, после был получен ответ из архива о дате и месте расстрела.

Что стало причиной ареста? На волне переселения в начале прошлого века жители д. Остроткино Листвинского уезда Калужской области отправились на вольные сибирские земли, где им удалось крепко и основательно организовать семейное хозяйство, в котором имелся кирпичный заводик, магазин, сельхозмашины. Работы хватало и отцу, и сыновьям, и всем членам семьи. Более того, глава семейства Филипп Баландин, кулак, был, как теперь принято говорить, работодателем для земляков-односельчан, предоставив им возможность работать и получать средства для существования. Когда сыновья обрели собственные семьи, имущество было разделено между всеми, о чем свидетельствует раздельный акт от 2 марта 1926 года. Судя по документам, Мария (в девичестве Иванова), жена Михаила Баландина, тоже не была бесприданницей и получила от родителей некоторое имущество, необходимое для благополучной жизни молодой семьи. По нынешним временам, когда молодым принято дарить квартиры, машины и прочие блага, имущество не бог весть какое. Но, как оказалось, вполне достаточное для того, чтобы к тебе испытывали классовую ненависть и мечтали стереть с лица земли.

В начале 30-х годов в стране был утвержден особый порядок судов. Фактически речь идет об ускоренных судебных разбирательствах. Под упрощенную систему разбирательств переносились все дела, где людей обвиняли в терроризме и пособничестве терроризму. Опять же, проблема была в том, что в данную категорию относились практически все люди, которые попали под репрессии. Специфика же упрощенной системы разбирательства заключалась в том, что приговор должен был быть вынесен в срок до 10 дней. Обвиняемый получал повестку за сутки до разбирательства. Само разбирательство проходило без участия прокуроров и адвокатов. По завершении разбирательства любые просьбы о помиловании запрещались. Если в ходе разбирательств человека приговаривали к расстрелу, то это мера наказания исполнялась незамедлительно.

Главным доказательством являлось выхолощенное «признание своей вины» подследственным. Как и в средневековье, следствие характеризовалось заочностью, отсутствием защиты, объединением в рамках одного карательного ведомства ролей обвинителя, следователя, судьи и палача. Стремление добиться такого признания, в сочетании с произвольностью и фантастичностью обвинений, привело к массовому применению пыток. В 30-е годы пытки были официально санкционированы Политбюро и рекомендованы как метод ведения следствия. Именно поэтому люди признавались в чем угодно.

Всего с 1930 по 1953 годы в Советском Союзе по обвинениям в контрреволюции было репрессировано 3 млн 800 тыс. человек. Из них 749 421 человек были расстреляны. И это только по официальной информации. А сколько еще людей погибло без суда и следствия, чьи имена и фамилии не занесены в список?

По данным архива, сегодня имеются сведения о 1300 семьях, раскулаченных в Чулымском районе. В списке имеются фамилии, которые и сегодня на слуху. Потомки раскулаченных, расстрелянных, высланных, сгинувших земляков стали уважаемыми гражданами, добросовестными, работящими. По-другому и быть не могло: ведь свою жизнь проживали они не только за себя, но и «за того парня», за своего предка, которому так и не суждено было узнать о них, пестовать, давать добрые советы. Баландины, Галынские, Гультаевы, Куцар, Волховицкие и многие, многие другие – мира вашим домам и как можно дольше бережно храните ваши фотографии, документы, любые сведения о том времени, том промежутке истории. Они нужны для того, чтобы у современной молодежи не было и мысли шутить о том, «как удаляли из друзей».

За этот снимок и историю, связанную с ним, благо-дарим семью Т. М. Суздальцевой и лично С. Н. Заика. 

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции "Чулымской газеты"

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить