Главная >> Творчество >> Мытарь III
19 | 09 | 2019
Мытарь III
Автор: Administrator   
15.05.2019 02:54

мытарь 3 май 19- Стоп! Давай передохнём. А то у меня от этих впечатлений ум за разум заходит. Расскажи-ка мне лучше своими словами, почему у нас с тобой одинаковые фамилии. Как зовут твоего отца и какое у тебя отчество?

- Тебе это зачем?

- Раз спрашиваю, значит, надо. Мысль одна появилась. Хочу проверить свою догадку.

- Допустим, Евгений Сергеевич мой папа. Что дальше? А я Алиса Евгеньевна.

- Фамилия ваша Колмаковы? - продолжал допрашивать паренек.

- Да, Колмаковы.

- А Степаны у вас в родне есть?

- Конечно, есть. Старый дедушка Степан. Только его уже нет, я его даже не видела. Старенькая бабушка Поля о нём много рассказывала, папа иной раз вспоминает. А тебе это зачем? - я опять пристала к нему.

- Одну минуту помолчи, дай додумать. Что-то в моей догадке не сходится. А что - невдомёк.

Мы, кажется, поменялись ролями. Теперь я бестолково хлопала глазами, силясь уразуметь, что за кино смотрю и какое участие в нём принимаю.

- Ладно. Давай пока с твоей тётей Наташей разберёмся. Что на Полинку похожа, это понятно, раз Бабаева. А вот с какой стороны нам, Колмаковым, она роднёй приходится, хотелось бы узнать. Ты не можешь мне разъяснить? У Максима твоего как дедушку зовут, ты знаешь?- вывел меня из моего положения, как теперь уже оказалось, мой новый родственник.

- Конечно. Дед у него Денис, а баба Люда.

- Хорошо. А кого ещё из их родни знаешь? - продолжал паренёк меня выспрашивать.

- А больше никого не знаю. Откуда мне их знать, если никогда не видела.

- Ну, вот и всё - грустно заключил он. - И спросить негде, нет никого. Все как вымерли.

- Почему не у кого? У моего папы можно спросить. Он всех знает. Он в интернет родословную нашей семьи выложил. Сейчас позвоню ему и узнаю, на каком сайте наше родовое древо найти можно, - поспешила успокоить я расстроенного бедняжку.

- Чего-чего? Хотя молчу. Делай, как знаешь, у тебя это здорово получается. А я чувствую, что отстал от жизни окончательно, - подытожил паренёк.

- Да ладно уж прибедняться, - поддержала я его с озорной улыбкой. - Сейчас будет всё путём. Жди.

Я достала из заднего кармана шортиков свой телефон. Набрала папин номер и спросила у него про это древо. Он, конечно, удивился моему неожиданному интересу, но, видать, времени у него не было особо вникать в эту тему, а потому просто объяснил, где что найти, и отключился.

Мой друг и товарищ сидел рядом, смотрел на меня, как на новые ворота, молча покачивая головой из стороны в сторону от изумления. Я ободряюще подмигнула ему. Он ответил слабой улыбкой на мой обнадёживающий жест.

Я опять в который раз открыла планшет. Паренёк уже обвыкся окончательно. Его больше не смущал экран монитора, не пугали бегущие картинки. Он с нетерпением ждал, когда я разыщу то, что оправдает его надежды и исполнит заветное желание.

Открыв на сайте нужную страницу, мы увидели перед собой это родовое древо. Оно больше походило на куст, так как в самом низу, у основания, был изображён один-единственный кружок с внесёнными в него именами одной женщины и одного мужчины. Потом уже от этого кружка пошли стрелочки к другим трём кружкам с именами и фамилиями. А уже от этих, по цепочкам, разрастаясь вверх и в стороны, образуя своеобразные звенья, как веточки растений с почками или листочками, тянулись следующие. Какие-то из этих веточек процветали, расходились вширь, какие-то обрывались на полпути, словно обламывались навсегда. При взгляде на эту пестроту мне как-то сразу расхотелось разгадывать, что тут к чему. Видать, я уже устала от этих бесконечных волнений. Надоело. Я встала, поднялась на крыльцо и, прислонясь к стене дома, стала глядеть по сторонам. И тут же меня смутило, что во дворе, где мы находились, было светло и солнечно. А вот за высоким дощатым забором, за пределами двора, была тёмная звёздная ночь. Я немного удивилась и уже собиралась спросить у своего нового дружка-товарища, что за дела творятся вокруг нас. Но он опередил меня, окликнув:

- Сестрёнка, ты где? Иди сюда. Я что-то не могу докумекать. Объясни, что за непонятка передо мной.

Я тут же, забыв о своей проблеме, спустилась к нему. Он поспешил передать мне в руки раскрытый планшет.

- Ну и что тут непонятного? - спросила я. - И не называй меня сестрёнкой. Какая я тебе сестрёнка? Зови просто Алиса. Понял?

- Хорошо, как скажешь. Прости, если случайно обидел. Не сердись, а лучше проверь, правильно ли я понимаю смысл этого рисунка, его назначение.  Он взволнованно, указал на планшетные изображения и продолжил: - Я так думаю, что наш род начинался с этого первого одиночного кружка. В нем записаны мои родители - моя мать, мой отец. От них пошли мы - их дети. Стрелки от кружка на наши указывают. Вот мой. В нем я записан. А этот кружок моей сестренки Катюхи. Вот  моего младшего брата Степана. А от наших-то кружков что за стрелки, что за кружочки, что за цепочки нарисованы? От моего, правда, ничего нет, но все-таки что за хитросплетения? А главное, почему в этих новых кружках наша фамилия то и дело с фамилией соседей вместе фигурирует? Ума не приложу.

- Ой, с тобой не соскучишься, - ответила я озадаченному пареньку. - Все очень просто. Смотри! Тех людей, что снизу записаны, я не знаю. И твоих брата и сестру, как ты говоришь, тоже никогда не видела. Зато вот деда Сергея и бабу Свету знаю прекрасно. Они родители моего папы Жени. Вот же они к твоему брату Степану прицеплены стрелочкой. Зато мы с Ильюшкой, моим братишкой, к нашему папе присоединены, так как мы его дети. Из всего этого получается, если внимательно идти по стрелочкам от кружка к кружку, что я и Илья - дети моего папы, мой папа сын деда Сергея, дед Сергей - сын твоего брата Степана, ну дальше ты и сам разобрался.

В интернете была картинка каждой отдельной веточки нашего генеалогического древа. Я воспользовалась ссылкой и вывела на экран изображение. Я объясняла моему чудаковатому собеседнику то, что видела, не вникая в суть информации, которую пыталась доходчиво донести до него. Я говорила так убедительно, как мне казалось, так старалась, что ни разу не удосужилась взглянуть на паренька. А когда почти закончила и подняла на него глаза, осеклась на полуслове. Лицо его было не просто бледным, а седовато белым. Он плотно прижал к губам ладони, глаза закрыл, а из под сомкнутых ресниц, одна за другой, медленно ползли по щекам крупные слезы. Парень замер и будто окаменел. Подобное зрелище для меня было впервые. Мне самой стало плохо. Я не знала, что делать дальше. Глядя в неподвижное лицо или горем убитого, или радостью пораженного человека, затаила дыхание. Мысли плыли во мне сами по себе, мешая сосредоточиться и принять хоть какое-то решение. Как долго длилось мое оцепенение, не знаю, но в какое-то мгновение, к счастью, я пришла в себя и осторожно шагнула к нему, за все время первый раз назвав его по имени.

- Илюха, ты слышишь меня? Илюха, - повысила я голос. - Мне страшно. Очнись, Илья!От этого окрика парень вздрогнул, распахнул глаза. Сквозь ладони, едва слышно, но внятно он не то попросил, не то простонал, не то прошептал:

- Еще! Позови меня еще! Я так давно не слышал своего имени. Я хранил его в памяти, я всегда боялся забыть, кто я и как меня зовут. Позови, пожалуйста, еще!

- Да ладно, - обрадовалась я. - Хоть сто раз, если тебе это нужно. Слушай, мне не жалко.

И я несколько раз повторила его имя в разных вариациях, как это делала мама для моего маленького братишки: сперва Илюхой, потом Ильёй, потом Илькой, Илюшенькой. Пареньку это нравилось. Он блаженно улыбался и расцветал прямо на глазах.

(Продолжение следует)

Фото из открытого источника

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции "Чулымской газеты"

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить