Главная >> Творчество >> Мытарь VI
15 | 09 | 2019
Мытарь VI
Автор: Administrator   
09.08.2019 03:06

мытарь  авг 19(Продолжение)

Но в любом из этих состояний я всё же остаюсь с мыслящим человеческим разумом. А что, если в этом и есть моё спасение? Может, это подсказка? С появлением призрачного шанса во мне проснулась надежда на возможное освобождение. Я снова ожил. Я воспрянул духом. Заразив себя этой мыслью, я с радостью бросился выискивать варианты использования возможностей разума. Я предлагал себе то один, то другой способ посылки сигнала о помощи, о спасении.

Я внушил себе, что кто-нибудь обязательно поймает мой мысленный посыл, выручит меня из беды, вытащит из этой ямы. Я загружал мозг то одной, то другой фразой, мысленно посылал её наружу, шептал в уме, не зная устали. Потом пришла и добила меня горькая истина разочарования: никто меня не услышит. Мозг от перегрузки воспалился, наверно, и, к моему счастью, я помутился рассудком, перестал понимать происходящее.

Долго ли длилось моё сумасшествие, трудно сказать. Но в нем, оказывается, было мое смирение. Не зря говорят, что время лечит. Лечит, оказывается, везде и всегда. Вот и мне как-то полегчало. Я опять опомнился - там же и с тем же результатом. Потому не испытал восторга, скорее, расстроился. После этого я стал спокойнее, как-то даже постарше духом. Опять потянулась однообразная тягомотина бессмысленного существования. В конце концов, она меня достала, довела до того, что я на свой страх и риск решил разнообразить её.

Я потихоньку стал пробовать приподниматься с насиженного места. Раз за разом у меня получалось всё лучше и лучше. Постепенно я попривык и перестал бояться окружающего кромешного мрака. Научился не спеша перемещаться в нём, как по периметру, словно привязанный к якорю. По-другому не выходило. Удаляться от своего постамента я мог сколь угодно далеко, но как бы долго я ни бродил в темноте, непременно возвращался на то место, что было предопределено судьбой. Только здесь я чувствовал уверенность в устойчивости своего положения. На этом все мои достижения и познания в новом мире закончились. Больше ничего не менялось ни во мне, ни вокруг меня. Я захандрил снова. Не мог я больше выносить этого вакуума. Надоело ждать, терпеть, пробовать, ошибаться и переживать. Опостылело заточение. Дошло до того, что я стал замечать за собой, что вроде как чахну, усыхаю. Иссякли последние желания. Вялость и бессилие сморили меня окончательно. Были бы глаза - закрыл бы и задремал на веки вечные.

Илья замолчал и задумался. Мне было невероятно жалко его. Бедненький, сколько ему досталось! Вот почему он необычный, вот почему со странностями. А Илюха вдруг глянул на меня и весело улыбнулся такой счастливой улыбкой, что я очумела от неожиданности. Только что всей душой сопереживала его мытарствам и стенаниям, а он на тебе - сидит бодрый, живой и здоровый, как ни в чем не бывало.

- Ты что, меня разыграл? Ты мне всё время врал? - сквозь зубы, яростно, срывающимся голосом, чуть не плача, набросилась я на него и быстро отвернулась, чтобы не видеть бессовестных глаз.

- Алиса, миленькая! Как ты могла такое подумать. Я ж, наоборот, хотел поделиться с тобой счастливой случайностью. Ведь меня все же нашли, меня выручили. Спасли!

- Отстань от меня, болтун! Уходи! Я не буду тебя слушать. Тебе надо в цирке работать, развлекать публику. Пусть она слушает твои бредни, - сердито ответила я, порываясь уйти.

- Да поверь же ты мне, бога ради! - взмолился паренёк. - Дай мне поделиться с тобой радостью. Как бы передать тебе мои чувства… Что ж ты гонишь меня, не дослушав, что ж отворачиваешься? У меня нет перед тобой вины. Мы скоро расстанемся, время моё ограничено. Мне нужно торопиться. Так хочется наговориться, да и просьба у меня к тебе есть. Будь добра, выслушай, пойми и помоги! Не мне, а другим, тем, кто нуждается в помощи.

Я ничего не ответила на его настойчивую просьбу, но не ушла, а опустила взгляд и осталась стоять.

- Алиса, мне несказанно повезло. Мне удалось всё-таки ещё раз увидеть всё то, что было любо и дорого при жизни, увидеть белый свет. Теперь я знаю, как поднялась и расцвела наша страна в послевоенное время. Я увидел, как красиво, свободно, а главное, в мире и достатке живут наши потомки. Потомки тех, кто погиб на войне. Мы не зря сложили головы за будущее нашей Родины. Я благодарен судьбе за всё, что со мной здесь было. Спасибо ей за мою, пусть короткую, но жизнь. И ещё за то, что мне удалось-таки вернуться из ниоткуда. Познакомиться с тобой. Узнать от тебя, что стало с моими родными, знакомыми и близкими.

Я исподтишка разглядывала паренька, опять внимательно слушала и верила в искренность его слов. Может, он сказал бы ещё что-то важное для него, но я перебила его вопросом, который не давал мне покоя.

- Подожди! Дай я скажу. Ответь мне, кто же, как и когда тебе помог? Или это секрет, о котором никому говорить нельзя?

- Почему нельзя? Можно. Даже нужно. - Илюха был рад, что я с ним опять заговорила. Глаза загорелись.

- А вот попробуй, угадай, - лукаво улыбаясь, поддразнил он меня. И не дожидаясь ответа, доложил: - Спасли меня ребята из поискового отряда. И не только меня, а ещё многих моих соратников, что сражались в смертоносном бою за ту высоту, куда мы так спешили в злополучный день моей гибели. Они организовали походы по местам былых боёв для того, чтобы отыскать останки погибших защитников, собрать их и захоронить, как положено по христианским обычаям. В той схватке погибло немало бойцов. После боя наши тела остались лежать на поверхности, кто где. То, что от нас уцелело, нашли, откопали, тщательно перебрали и потом похоронили с почестями, с орудийными залпами над нашими могилами. Только там, глубоко в земле, погребённые в ней, наши неприкаянные души и тела обрели покой. Наконец-то мы освободились от якоря, что держал нас, как на привязи, и смогли уже в новом образе побывать среди вас. Тем якорем, теми оковами, оказалось, были наши останки. Наш разум не мог покинуть их до тех пор, пока останки не преданы земле. После стольких лет мытарств и заточения мы, наскоро пообщавшись друг с другом, метнулись по домам. Вот так я и оказался здесь. Давай порадуемся за меня вместе.

- Давай - согласилась я. - Порадуемся, что ты больше не бомж. Правда же?

- Чего-чего?! Какой ещё бомж? Это прозвище такое или кличка? Поясни.

- Наверно, прозвище. Знаю только, что про бездомного человека, про беспризорника говорят: он без определённого места жительства. Бомжи живут, где и как придётся. Ты ведь тоже так жил в своём сам не знаешь где. Из-за этого я тебя так и назвала. А ты обиделся, что ли?

- Алис, я не обиделся. Но вот так сходу относить себя к ним не стану. Лучше я буду бывшим мытарем. Я был мытарь, а теперь нет. Как бы я хотел, чтобы все, кто так же томится и тужит, успокоились, чтобы их тоже отыскали! Пусть бы живые исполнили свой долг перед мёртвыми. Уверен, ещё много-много таких, как я, мытарей ищут, ждут, жаждут выхода из тупика. Расскажи, пожалуйста, своему планшету о них, об их страданиях. Он умный и добрый, отзывчивый, так много всего знает. Он что-нибудь придумает для их освобождения. Они это заслужили своей кровью, своей отвагой, подвигами. Тебе ведь не сложно это сделать, правда?

Я пожала плечами.

- Наверно. Только давай я передам твою просьбу папе. Он лучше меня знает, куда, как и к кому обратиться. А хочешь, давай поросим его вместе. Он завтра за мной приедет.

- Ой, Алис, за завтрашний день я не ручаюсь. От меня теперь мало что зависит. Будет ли у меня завтра? Так что дай слово, что выполнишь мое поручение. Не забудь только, ведь это нужно всем, и вам, и нам, и тем, кто ждет из последних сил.

- Хорошо, я поняла. Даю честное слово - не забуду! Только вдруг ты все насочинял? Как тебе поверить?! Мне же надо будет родителям объяснять, кто поручил такое задание. И что я скажу?

(Окончание следует)

Елена КРЮГЕР, с. Куликовка

Фото из открытого источника

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции "Чулымской газеты"

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить